ОТРЯД ИМЕНИ ЛИЗЫ

В первой половине 2018 года в Самарской области 359 человек были объявлены без вести пропавшими, 282 из них нашли живыми, 29 – погибшими. Остальные не были найдены.

Региональный представитель ДПСО «Лиза Алерт» в Самарской области Владимир Рябов рассказал о том, как устроена работа в отряде, на какие поиски чаще всего приходится выезжать, и что самое тяжелое в деятельности волонтеров.
В 2014 году пропал мой знакомый: уехал на автомобиле и не выходил на связь. Я просто не знал, что делать. Вместе с небольшой группой начали его искать, как могли, а потом он сам вернулся из незапланированного путешествия по России.

В январе того же года у нас с супругой родился сын, а летом из родильного дома в подмосковье был украден Матвей Иванов, ребенок в возрасте 1,5 месяцев. Все эти ситуации помогли мне найти себя. Я узнал о поисковом отряде «Лиза Алерт» и твердо решил, что хочу спасать людей. Прошел курсы, возродил отряд Самарской области, который прекратил действовать после неудачных поисков, и поехал на первый вызов.
«Самое ужасное – не найти человека вовсе»
Первый поиск был не самым хорошим: пропал дедушка в Сызрани. Только на девятый день после исчезновения мужчины нам поступила заявка. Мы искали его неделю, но до сих пор он числится в списках пропавших без вести.

Хорошо, если нашли живого. Да, тяжело звонить и говорить родственникам, что человек погиб. Но самое ужасное – не найти человека вовсе. В такие моменты начинаешь думать, что именно ты не все сделал для того, чтобы его отыскать. Для близких это тоже трудно – жить каждый день в надеждах на встречу.
«Это был первый случай, когда я сказал: "Найдена. Жива!"»
В январе-феврале 2015 года в том же городе пропала бабушка. Ушла из дома в магазин и ничего не помнила. Мы искали ее трое суток в снег и метель, обыскивали подъезды, расклеивали ориентировки: бабушка маленького роста в сером пальто и молодежных синих дутиках.

На третий день поисков с утра я ехал на работу и случайно на рынке увидел синее яркое пятно. Подбежал поближе и увидел двух бабушек, на одной из которых была эта обувь. Не думал ни о каких правилах поведения, просто посадил старушек в машину и привез к родственникам. Оказалось, вторая бабушка нашла на улице потерявшуюся и отвела к себе домой. Это был первый случай, когда я сказал: «Найдена. Жива!».
«Оказываем помощь тем, кто действительно в ней нуждается»
К сожалению, помочь мы можем не всем. Отряд «Лиза Алерт» сильно ограничен в ресурсах. Мы существуем только на зарплаты волонтеров, которые тратят деньги на бензин, листовки и оборудование. Поэтому мы оказываем помощь тем, кто действительно в ней нуждается: чаще это пенсионеры, дети и инвалиды. Остальные случаи – задача полиции. На днях нам позвонила женщина и сказала: «Пропал ребенок 30 лет. Уехал на машине и не вернулся». Машину последний раз видели выезжающей из города, а у мужчины не было проблем со здоровьем. Мы отказались от такого поиска.

Зачастую на ложные следы нас наталкивают сами заявители. Недавно женщина сказала, что от нее убежал ребенок 10 лет с отклонениями в развитии. Как выяснилось позже, сделать он этого просто не мог из-за проблем со здоровьем. Вместе с отрядом мы собрали информацию и выяснили, что в этот день мама употребляла алкоголь и забыла забрать ребенка из гостей. Бывает и такое.
«Экстрасенс обвинила меня в непрофессионализме»
Каждый год к нам на «помощь» спешат экстрасенсы. Правда, ни разу они не угадывали, что происходило с человеком, ни разу их «внутренняя сила» не давала точного ответа. Последний раз мне звонили прошлой весной. В Самаре пропала девочка. Последнее место, где ее видели, было озеро. Мы понимали, что, скорее всего, она утонула. На второй день поисков мне позвонила экстрасенс с шоу на телевидении, долго рассказывала про свои регалии, уверяла, что гадает по пяткам и спички раскидывает. Мне было интересно, чем закончится этот разговор, и я не стал скидывать трубку.

Женщина предложила безвозмездные услуги по поиску ребенка. Разговор был закончен, когда она попросила меня указать место, где это произошло, или хотя бы сказать населенный пункт, хотя вся эта информация была в открытом доступе. Экстрасенс обвинила меня в непрофессионализме, пообещала пожаловаться в прокуратуру. Мы смеялись над этим случаем всем отрядом.
«В отряде остаются не все»
Люди пропадают в любое время года, но самый пик заявок – зима с 20:00-3:00. Родственники пытаются днем искать сами, а к вечеру, потеряв надежду, звонят в полицию или по горячему номеру «Лиза Алерт» 8-800-700-54-52. Даже если мы все на работе, можем помочь информационно: размещаем пост в социальных сетях, чтобы о поиске узнали сотни и тысячи человек.

После того, как мы принимаем заявку, ищем информационного координатора, который собирает все необходимые данные от родственников, работодателей, знакомых. Все это нужно успеть за 1,5-2 часа. Затем объявляем выезд добровольцев, если в этом есть необходимость.

Наша команда состоит из разных людей – от «джиперов», до участников радиоклуба и простых волонтеров. Каждый сезон приходит 15-20 новичков, которых мы обучаем, а только потом отпускаем «в поле». В отряде остаются не все – поиски забирают много энергии и сил, с ними справляются единицы. Костяк самарской команды «Лиза Алерт» - около 35 добровольцев. Эти люди готовы сорваться на вызовы даже ночью, а с утра, после часового сна, отправиться на работу.

Стать волонтером поискового отряда «Лиза Алерт» можно по ссылке http://lizaalert.org
Следить за деятельностью поискового отряда Самарской области «Лиза Алерт» можно по ссылке https://vk.com/la_samara

Текст подготовила Ксения Якурнова
Фотоотчет с учений поискового отряда подготовил Кирилл Гуров

This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website